Пересадка Арбатская-Боровицкая

Пересадка Арбатская-Боровицкая, час-пик. Тысячи гостей столицы с редкими вкраплениями москвичей играют в узком коридоре в любимую игру “кильки в банке”, задушенно двигаясь по миллиметру в секунду к эскалатору. Ко мне притискивает двух юных готелок (у них там, кажись, гнездо: часто встречаю) в боевой амуниции: фиолетовый грим, кембрики в волосах, железки в мордашках итп.; Одна другой на ухо: – Вик, шнурок!; Скашиваю глаза вниз, ибо голову опустить некуда – да, один кожаный говнодав расшнурился почти донизу. Ножки ничо так.; – Вижу. Затопчут же нахрен.; – А в эскалатор зажует! – продвинутая козявка.; Вика дает кому-то локтем в солнышко и, пока тот разгибается, делает рывок к стенке. Встает в вертикальный шпагат, задравши сапожище над головами толпы, и неспешно его перешнуровывает, попутно наслаждаясь взглядами.; Не выжили б у нас тургеневские барышни. Затопчут.; (с).sb.